Институт мировой литературы им. А.М.Горького РАН
Сайт создан при поддержке Российского гуманитарного научного фонда. Проект № 15-34-12003
Русская революция 1917 г.
в литературных источниках
1917 — 1920-е гг.

Летопись

апрель 1917

  • 1
    апрель
    1917
    • В пасхальном номере «Русского слова» (1 апр.) напечатаны: Л.Толстой «О Николае Павловиче» (гл. из «Хаджи-Мурата»), М.Горький «Миша», Д.Мережковский «Ангел революции», Ив.Бунин «Из повести», К.Тренев «В провинции», стихи К.Бальмонта, Ю.Балтрушайтиса, Вяч.Иванова, А.Ахматовой.

      В ночь на 1 апреля в Петроград из эмиграции приехал Г.В.Плеханов, встреченный на Финляндском вокзале Н.И.Иорданским, В.Л.Бурцевым, Н.С.Чхеидзе, толпой солдат и рабочих. Прямо с вокзала Плеханов отправился на заседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, где произнес речь о необходимости обороны страны от немцев (Р. Вед., 1 апр.; Р. Сл., 5 апр.).

      Л.Андреев — статьи «Убийцы и судьи» (против смертной казни); «Призыв» («Манифестируйте… Это прекрасное право дала нам свобода… но будьте вежливы, граждане… берегите друг друга»); «Победа разума» (соглашение Временного правительства и Совета рабочих и солдатских депутатов — «новый лавровый лист в венок прекрасной русской революции»); «Гибель» (в надвигающемся голоде, разложении армии, финансовом крахе) (Р. Воля, 1, 22, 30 апр.).

      И.Шмелев — «В Сибирь за освобожденными» (Р. Вед., 1, 5, 6, 9, 13, 18 апр.). Писатель посылал корреспонденции из агитационного поезда, украшенного плакатами «Следует в Сибирь за освобожденными борцами за свободу России» и др.

  • 2
    апрель
    1917
    • В.В.Розанов (под псевдонимом «Обыватель» и без подписи) — «Светлый праздник Русской земли», «В Совете рабочих и солдатских депутатов», «Что такое народ теперь?» и др. (Н. Вр., 2, 9, 13, 20 и 27 апр.). Приветствует свершившуюся революцию и предостерегает от «ленинцев»: единственная «христианская революция» совершилась народом-богоносцем и положила конец притеснению поляков, евреев и т.д. «Историческая работа» нашего «государственного народа», творящего «в совести, душе, правде и Боге», может лишь ненадолго затмиться марксизмом, отстаивающим «великие экономические нужды народные». «Ленинцы» провокационно обвиняют «общерусское» Временное правительство в защите буржуазных интересов.

      К.Бальмонт — стихотворение «Удел Крылатых» (Бирж. Вед., 2 апр.).

  • 3
    апрель
    1917
    • 3 апреля в Россию вернулся В.И.Ленин. На Финляндском вокзале был выстроен почетный караул и оркестр. На привокзальной площади, заполненной рабочими и солдатами, Ленин произнес речь, призывая к борьбе за социалистическую революцию. 4 апреля на конференции социал-демократических партий Ленин прочитал доклад «О задачах пролетариата в данной революции» — «Апрельские тезисы».

      Ленин, «любезно доставленный германским правительством в запломбированном вагоне», хочет заменить «волю и власть народа" «волей и властью люмпен-пролетариата» (А.Петрищев, «Внутренняя летопись», Р. Бог., № 4–5). У Ленина есть «импонирующая цельность», «преданность революции», «большой боевой темперамент», «незаурядный ум», но «ум однолинейный», «это человек однобокого волевого устремления и поэтому притупленной моральной чуткости», он учит своих сторонников бить противника, не давая ни отдыху, ни сроку, не боясь оступиться: «не поддавайтесь ложной сентиментальности, не извиняйтесь, идите вперед напролом и без оглядки», «он выработал жаргон, способный оскорбить самое нечуткое ухо», «весь его социализм… топорный социализм, ибо Ленин действует неуклюжим топорищем и там, где требуется острый и тонкий скальпель» (В.М.Чернов, «Ленин», Д. Нар., 16 апр.).

      3 апреля М.Пришвин записал: «Горький и вывезенная им из Италии радость жизни, которой не хватало русскому народу: теперь, по Горькому, настало осуществиться этой радости… Петров-Водкин ходит в восторге от народа, от солдат… Все, что он принимает от Горького… и городок науки, и храмы искусства, и что народ учиться будет, жить хорошо — все это прекрасно, все это буржуазная республика» (М.М.Пришвин. Дневники. 1914–1917. М., 1991, с. 267).

  • 4
    апрель
    1917
    • 4 апреля Андрей Белый писал из Москвы Иванову-Разумнику: «…Люди, вообще, радостно настроены; бодро смотрят вперед и совершенно искренно полевели (кн. Трубецкой и Самарин — стоят за республику, Г.А.Рачинский шутит и пылит папиросой, М.О.Гершензон хочет федерального строя, С.Н.Булгаков преобразует приход… Многие совершенно искренно в пылу работы забыли, что они говорили месяцев 5 тому назад… Наиболее мне симпатичен Н.А.Бердяев (он и вел себя в дни революции мужественно, и теперь менее «кипит»)» («Андрей Белый и Иванов-Разумник. Переписка». СПб., 1998, с. 98). 29 апреля Иванов-Разумник ответил: «Для них революция — гром с ясного неба. Булгаков и Флоренский — как им войти на лоно «демократической республики» с миропомазанием мистического самодержавия? И какую личину надеть на себя хитро-мудрому Вячеславу Иванову? А прирожденный «ка-дет» Бердяев — как снести ему слабость и бессилие «кадетского» Временного Правительства! А Гершензон, с его травлей германцев, с его призывом решения социальных и общественных вопросов путем личного совершенствования — в какой дыре сидит он теперь? Все они — прекраснейшие, умнейшие, великолепнейшие люди… но только события наши всех их выбили из колеи, разбили наголову, сбросили со счетов истории… На арену мира впервые выходит народ… он смывает с лица страны искусство, науку, все. Ему не до того. Но разве искусство перестает жить? Разве я не верю, что теперь, сию минуту, «Котик» [Летаев] нужнее тысячи томов революционных рассказов? А с другой стороны — где же поэты, где художники? Как рьяно откликались на войну Брюсовы, Бальмонты и им подобные,— кто же поверит их революционному энтузиазму? А молчавшие тогда (Блок, Белый и еще немногие) — где же их революционный энтузиазм? … Я знаю — сердце былых «декадентов», былых «символистов» не лежит к революции» (Там же, с. 103–104).

  • 5
    апрель
    1917
    • 5 апреля председатель Военного совета при Исполнительном комитете Государственной думы П.Н.Малянтович созвал совещание редакторов всех московских газет. На этом совещании выступил представитель «Известий Совета рабочих депутатов», который заявил, что у социалистических газет нет ничего общего с буржуазной прессой, которая служит интересам капитала и поддерживает контрреволюцию («Социал-демократ», 7 апр., Р. Вед., 9, 11 апр.).

  • 9
    апрель
    1917
    • 9 апреля Организационный комитет Свободной ассоциации для развития и распространения положительных наук устроил в Михайловском театре публичное собрание со вступительным словом академика В.А.Стеклова. М.Горький произнес речь «Наука и демократия», И.П.Павлов — «Научный институт в память 27 февраля 1917 г.». 16 апреля это собрание было повторено в более обширной аудитории Народного дома; с приветственными речами выступали А.Ф.Керенский, П.Н.Милюков. 11 мая Организационный комитет выехал в Москву, где в Большом театре было устроено третье собрание по той же программе с дополнением речей Д.К.Заболотного «Единство науки и строительство жизни» и Н.А.Морозова «Наука и свобода». С приветствиями выступили члены Исполнительного комитета Московского Совета рабочих и солдатских депутатов П.Г.Смидович, Н.А.Лежнев и матрос Черноморского флота А.Д.Александров (Лет., № 5–6).

      9 апреля состоялось заседание Толстовского музея, на котором было решено издать полное собрание сочинений и писем Л.Н.Толстого (Р. Вед., 11 апр.).

  • 10
    апрель
    1917
    • 10 апреля в Петрограде Союз деятелей искусства выработал декларацию для представления комиссару над бывшим министерством двора, председателю Совета министров и Совету рабочих и солдатских депутатов. Декларация требовала передачи устройства художественных дел в руки художников, которые должны организоваться на началах равного представительства от всех художественных течений. Делегатами Союза избраны: Ф.Сологуб, С.Прокофьев, П.Щеголев, В.Мейерхольд, П.Гайдебуров и другие («Речь», 21 апр.).

  • 14
    апрель
    1917
    • 14 апреля в Петрограде, в Тенишевском зале, состоялось собрание, организованное художественным обществом «Искусство для всех» и посвященное вопросам искусства в связи с войной и революцией. В.Э.Мейерхольд говорил, что «искусство родственно революции… Когда в партер придет пролетариат, искусство театра воспрянет к новой жизни». В.Маяковский читал отрывки из поэмы «Война и мир» («Речь», 16 апр.; Катанян, с. 129).

      14 апреля в Большом зале консерватории состоялся первый митинг-концерт «Революционного слова и музыки», начавшийся с исполнения «Марсельезы» оркестром под управлением С.А.Кусевицкого. С речами и приветствиями выступили А.Ф.Керенский, П.Н.Милюков, Ф.И.Родичев, М.С.Аджемов и другие. В художественной части М.Горький прочел «две революционные, нецензурные сказки» [видимо, из «Русских сказок»], прослушанные с напряженным вниманием. К.Бальмонт прочел стихи, вдохновленные революционным переворотом. Оркестр под управлением А.К.Глазунова исполнил «Эй, ухнем» (Бирж. Вед., 15 апр.).

      14 апреля в газете «Речь» помещено «Письмо в редакцию» А.Е.Редько [А.М. и Е.И.Редько], упрекающих сотрудников газеты Ал.Бенуа и Д.Философова в оценке революции как «психологического чуда», совершившегося вопреки «разумникам» и позитивистам (т.е. народникам и марксистам). Ал.Бенуа, в том же номере, отвечал, что не так далек от Редько в оценке позитивизма, но не согласен с отрицанием «эстетики зла» — «жестокая, гнусная», она тем не менее фактически существует. Отстаивает свободу искусства до конца: от морали, от политики, от заботы «о гигиене общественной души».

  • 18
    апрель
    1917
    • 18 апреля состоялось первое всенародное празднование 1 мая (по старому стилю) (см. очерк В.Шишкова «Подножие башни (Мечты и действительность)», Н. Жизнь, 2 мая). В эсеровской газете «Дело народа» (18 апр.) были помещены стихи Ф.Сологуба «Земле»: «Самый ясный праздник года — День, когда несет в народ свобода Первомайский милый свет…» и П.Орешина «На полях»: «На сохе я развешу кумач, Красноту загоревшихся дней… — Эй, дорогу, дорогу, богач, Дай дорогу клячонке моей!"

      18 апреля вышел первый номер «общественно-литературной, социал-демократической» газеты «Новая жизнь» (редактор М.Горький, издатель А.Н.Тихонов, впоследствии в редколлегию введены В.А.Десницкий и Н.Н.Суханов). В литературно-художественном отделе газеты, помимо Горького, объявлены: А.В.Луначарский, В.Маяковский, В.Брюсов, М.Пришвин, В.Шишков, Г.Гребенщиков, А.Н.Бенуа, В.Ф.Ходасевич, А.Гастев, В.Князев, Эмиль Кроткий [Э.Я.Герман], Л.Рейснер, Р.Григорьев [Р.Г.Лемберг], А.Серебров [А.Н.Тихонов].

      В первом номере помещены: М.Горький «Сказки. I. Кузьмичи и Лукичи» [XIII из «Русских сказок»] и статья «Революция и культура», которая призывала «дружно взяться за работу всестороннего развития культуры…» Кроме того, статьи: А.Сереброва «Пусть веют знамена!», В.Десницкого «Наш праздник» и другие. 20 апреля в «Новой жизни» появилась первая статья публицистического цикла «Несвоевременные мысли»; 21 апреля Горький писал в «Несвоевременных мыслях»: «…проклятая война, начатая жадностью командующих классов, будет прекращена силою здравого смысла солдат, т.е. демократии». А 25 апреля в статье «О полемике» выступил против измышлений кадетской «Речи»: «Уже 17 лет я считаю себя социал-демократом, по мере сил моих служил великим задачам этой партии, не отказывая в услугах и другим партиям, не брезгуя никаким живым делом… В моих политических взглядах, вероятно, найдется немало противоречий, примирить которые не могу и не хочу», ибо для этой гармонии «я должен смертию убить именно ту часть моей души, которая наиболее страстно и мучительно любит живого, грешного и — простите — жалкенького русского человека». 23 и 26 апреля в «Новой жизни» опубликованы «Сказки» II и III [XIV и XV из «Русских сказок»].

      А.Н.Бенуа свидетельствует: «Последние же мои сомнения Горькому удалось побороть на том интимном завтраке, которым он угостил в отдельном кабинете “Медведя” меня, Бунина». «Бунин тоже чуть было не поддался, но устоял; я же, переходя в “Новую жизнь» [из “Речи”] ощущал в себе некий “героический подъем”…» “Увы, сомнение в уместности моего зачисления в одну группу с самыми заправскими и безусловными революционерами у меня явилось на первом общем заседании членов редакции”, но я “стал писать одну статью за другой, стараясь не заглядывать в соседние столбцы газеты и получая от Горького всяческое одобрение». Однако «к концу лета я вышел из состава “Новой жизни”, перестал же давать туда свои статьи и заметки еще раньше» (А.Н.Бенуа. Мой дневник. 1916–1917–1918. М., 2003, с. 185–187).

      25 апреля В.Брюсов, отвечая на приглашение А.Н.Тихонова сотрудничать в «Новой жизни», писал: «Я давно предупреждал вас, что ни к какой политической партии не принадлежу… Такие боевые органы должны собирать сотрудников-единомышленников, а я не вижу, что мог я дать газете в ее духе» (ЛН, т. 85, с. 661). Объявленный сотрудником «Новой жизни», М.Пришвин заметил: »…Чувствую себя среди них еще больше белой вороной, чем раньше в «Речи"» (М.М.Пришвин. Дневники. 1914–1917. М., 1991, с. 261).

      25 апреля в газете «Речь» помещено «Письмо в редакцию» Саши Черного, заявляющего, что никакого участия в газете «Новая жизнь» не принимает и в список сотрудников включен по ошибке.

      5 мая А.Блок записал о «Новой жизни»: «Газета, конечно, сомнительная — не чисто демократическая, но я буду читать ее, а никак не “Речь”» (Зап. Кн., с. 321).

  • 20
    апрель
    1917
    • 20 апреля в «Известиях Московского совета рабочих и солдатских депутатов» опубликована статья А.Серафимовича «То, чего не простят», в которой утверждалось, что вместо литературы, ушедшей от народа, рабочим предстоит создать новый театр, новую литературу, новую музыку.

      В «Новой жизни» (7 мая) Серафимовичу возражал Вл.Ходасевич: «Русская литература после революции еще не успела проявить себя никак, ни в ту, ни в другую сторону», так как сейчас почти не выходит книг, кроме книг по политическим вопросам. Ходасевич ссылается на воззвание, подписанное председателем Московского Совета рабочих депутатов и председателем художественной просветительной комиссии В.Вересаевым, призывающее к сближению искусства с демократией, как на документ, правильно ставящий вопрос, в отличие от статьи Серафимовича.

  • 23
    апрель
    1917
    • 23 апреля в Петрограде под председательством С.А.Венгерова состоялось общее собрание Литературного фонда. Председатель произнес речь, посвященную заслугам фонда в русском освободительном движении, особо подчеркнув «беспартийную прогрессивность» его деятельности. Комитету поручено устройство публичного вечера, посвященного выяснению роли интеллигенции в совершившейся революции («Речь», 25 апр.).

  • 27
    апрель
    1917
    • 27 апреля Временное Правительство приняло постановление «О печати». Главное управление по делам печати упразднялось. Провозглашалось: «Печать и торговля произведениями печати свободны. Применение к ним административных взысканий не допускается». Преследование может возбуждаться органами судебной власти. (Вест. Врем. Пр-ва, 28 апр.). «Два с половиной месяца печать была не только свободна, ее положение вообще оставалось неурегулированным с точки зрения интересов государственных и общественных». В «героический период революции» политическая печать оказалась на высоте, но с наступлением «будничной жизни" «возникла жестокая полемика и внутренняя грызня, а главное — расцветает все пышнее порнография и погромная литература». Кроме того, «со всех концов России приходят сведения» о фактах «произвола и насилия»: захваты типографий, конфискация изданий, установление предварительной цензуры («Речь», 19 мая).

  • 30
    апрель
    1917
    • С.Есенин — стихотворение «Ус» (1914), в котором звучит мотив народного восстания (Д. Нар., 30 апр.).

  • апрель
    1917
    • В апреле, при журнале «Русская мысль», стал выходить ежемесячный журнал «Русская свобода» (Пг.; М.) под редакцией П.Б.Струве. Среди участников объявлены: Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков, А.С.Изгоев, А.В.Карташев, С.С.Кондурушкин, С.А.Котляревский, С.Л.Франк, В.В.Шульгин и др. В первом номере напечатаны статьи: «Наша задача» П.Струве («твердыня зла пала в России», остается проявить твердость перед «германским насильничаньем»; новый еженедельник продолжает традиции «Освобождения», «Полярной Звезды», «Свободы и культуры», выходивших в 1902–1906 гг.); «Психология переживаемого момента» Н.Бердяева («Мы пережили великий экстатический момент всенародного подъема», революционный переворот с поразительной «безболезненностью и легкостью» принят даже православной церковью, но свобода слова требует «духовной самодисциплины», между тем «хамский и разнузданный дух ворвался в повседневную прессу»); «Демократия на распутье» С.Франка (в настоящее время ни интеллигенция, ни народ не готовы проявить «чувство патриотизма» и «личную ответственность», это может привести к «жестокой якобинской тирании некультурных масс над образованными слоями общества»); «Революция и культура» А.Изгоева (уничтожив «негодную власть», революция должна сохранить «культурную традицию»).

      Свой отзыв о первых трех номерах «Русской свободы» М.Левидов назвал «Борцы против социализма» (Н. Жизнь, 11 июня). Авторы журнала приветствуют свободную Россию, «истинную демократическую культуру» и отрицают классовую борьбу (А.Кизеветтер, «Русская свобода», Р. Вед., 14 мая).

      В № 2–3 «Русского богатства», вышедшем в апреле, редакция сообщала о восстановлении прежнего названия журнала и прежнего редактора-издателя В.Г.Короленко. Февральским событиям посвящены статьи: В.Мякотин «Великий переворот и задачи момента» («Русская монархия пала среди всеобщего отчуждения», предстоит организовать «новую, народную власть»); А.Петрищев «Как это произошло» (февральский «взрыв" «вынес на поверхность земли революционную идею пятого года» и вместе с нею опасности «большевизма», «демагогически действующего в Советах рабочих и солдатских депутатов», претендуя на «всероссийскую власть»); Ф.Крюков «Обвал» («Но почему же нет радости? И все растет в душе тревога, и боль, и недоумение? Тревога за судьбу родины, за ее целость, за юный, нежный, едва проклюнувшийся росток нежданной свободы… Куда ни придешь — тоска, недоумение и этот страх…», с. 372).

      «Жутка вся эта книга, весь номер», писал В.В.Розанов: получается, что небывалое потрясение произошло как будто случайно, особенно хорошо это передано Ф.Крюковым; «падала монархия» целый век, со времен декабристов, теперь «это кончилось», но «кончился и социализм в России» — страну ждет «новый цвет», бояться нечего (Обыватель, Н. Вр., 19 мая).

май 1917